Страшнее коронавируса. Аллегорическая эпидемия


“Интенсивность запаха варьировалась – от слегка неприятного душка до невыносимой вони…Но еще более странным чем сама болезнь было ее распространение. Постепенно вонючие бородавки сосочки и бугорочки распространялись по всему телу и потому вонь казалась все менее и менее заметной и раздражающей. А поскольку все болели одной и той же болезнью, вонь постепенно превратилась в парфюм”

COVID-19 и естественный отбор


Вирусы эксплуатируют не только дарвинское пространство, отведенное им в геноме, но культурный ландшафт любой инфицированной популяции. Вирус репродуцируется наиболее эффективно там, где определенные ошибочные поверья помогают его распространению.

Якобинский поворот. Последний крик последних либералов


“Мы уже перешли от стадии политических реформ к стадии трансформации культуры. Для этого меняют образ мышления людей, а для того, чтобы изменить образ мышления – меняют их способы самовыражения, то, как они говорят”

Итальянские сардины ХАМАСа


В ноябре 2019 года  года в солнечной Италии зародилось “стихийное массовое движение” называющее себя “Сардины”. Организаторы первоначально выдавали себя за флеш-моб, направленный против страшного крайне-правого популизма и практически фашизма бывшего министра внутренних дел Маттео Сальвини и Северной Лиги. Движение, “распространилось как огонь” из Болоньи на всю Италию, и в митинге 14 декабря в Риме приняли участие сто тысяч человек.

В мертвой точке. Новая аристократия II


Слабые левые

В свете этой “популистской” реориентации политики сам смысл этого сложного комплекса социально-терапевтической активности порождает сомнения – не в последнюю очередь потому, что обеспечивает жалованье и пропитание самопровозглашенных “прогрессистов”.

Содомитская правда


“Это люди, чья ментальная жизнь расколота гигантской пропастью. Безумные уикенды сменяются пустыми, скучными и не имеющими никакого значения буднями. Они только ждут четверга-пятница-субботы и им трудно найти какой-то интерес в любых других занятиях”. Молодые люди , завлеченные в очень интенсивную ночную жизнь и наркотики привыкают к “пикам” которые невозможно повторить в обычной жизни – и потому она утрачивает для них всякое значение.