Светский клир. Кто рисует картинки мира

В реальности “специальная задача интерпретации мира” является критически важной идеей – независимо от того, является ли она недостижимым и невыполнимым стремлением или социальной реальностью в существующих обществах.
 

Благородное дикарство и фундаменты западной цивилизации


Депозитарием всей этой “природной добродетели”, гармонии и аутентичности был “благородный дикарь”. Этот имидж по-прежнему возбуждает воображение и оказывает значительное влияние на западного человека. Он продолжает возникать во все новых реинкарнациях, но сохраняет все свои коренные атрибуты – независимо от того, проецируется ли он на неграмотного доисторического аборигена, или же на крепкого и непоколебимого пролетария, на простецкого крестьянина или же на упорного и мужеcтвеного герильерос третьего мира.
 

Печатные издания освободительного движения ХАМАС

Окончательное решение человеческого вопроса. Западные традиции поиска утопии


“Вера в то, что где-то, в прошлом или в будущем, через божественное откровение или в уме индивидуального мыслителя, благодаря приговору истории или научному открытию, либо же просто из-за доброго и простого сердца неиспорченного человека будет найдено окончательное решение. Эта древняя вера основывается на убеждении в том, что те позитивные ценности людей возможно совместить, и более того, они сопрягаются одна с другой”.

Вера в неограниченное совершенство человека позволяет, в краткосрочной перспективе, относиться к к реальным человеческим существам как к сырью, чье нынешнее состояние оставляет желать лучшего, но которое радикально улучшится  с помощью неутомимого переформатирования.  
 

Политическое суждение интеллектуалов

Мир, очищенный от зла, мир в котором история закончилась – таковы древние фантазии, которые все еще с нами.
Норман Кон

Когда нужда в иллюзии особенно сильна, в нее может быть вложено величайшее умственное усилие
Сол Беллоу

Столетие убийственных идей XI. Марксистский взрыв: как и почему

Интерпретаторы Рун

И нацисты, и коммунисты провозглашали свою близость к милленаристским демагогам периода крестьянской войны в Германии, утверждая, что эти люди были рождены на несколько сотен лет раньше своего времени. Но, как отмечает Кон, “точно также можно прийти к прямо противоположному  заключению о том, что несмотря на все обожествление современных технологий коммунизм и нацизм вдохновляются решительно архаическими фантазиями”.

Мишель Фуко, педофил и деконструктор

Дети гнались за Фуко и кричали: Что скажешь? Возьми меня, возьми меня! Им было по восемь, десять лет. Он бросал им пригоршню грошей и говорил: Увидимся в 10 вечера на обычном месте. Обычное место – это кладбище. Он занимался с ними любовью прямо на могильных плитах

Столетие убийственных идей IX. Марксистский взрыв: как и почему


Педантократия
В свое время анархист Бакунин утверждал, что целью марксизма является “педантократия” – режим, во главе которого стоят  теоретики, “наш” тип теоретиков, режим, в котором рычаги власти находятся  в руках политической интеллигенции. Этому сорту людей  в нормальных обстоятельствах невозможно обеспечить занятость.

Столетие убийственных идей VIII. Марксистский взрыв: как и почему


Дарвин социальных наук
В реальности те, кто сам себя назначил “представителями” определенного экономического класса таковыми не являются. На деле они представляют не тех, кому они предположительно так преданны, а идеологическое будущее, в котором преобладают не реальные интересы рассматриваемого класса, но теоретические и мессианские понятия “законов истории”.

Столетие убийственных идей VII. Марксистский взрыв: как и почему

Даже в менее экстремальных образцах газовыделения этого утопического образа мышления, по словам Т. Элиота “система настолько совершенна, что ни один человек не может быть так хорош”.

Столетие убийственных идей VI


То, чего нет надобности делать – не следует делать, хотя, конечно же, существует ситуации, в которых необходимо много чего делать, и есть ситуации настолько опасные, что они требуют масштабного и быстрого вмешательства.

Столетие убийственных идей IV


Вопрос темперамента
“У вас нет выбора. Смотрите, есть только два варианта – или будет будущее, или будущего не будет, и это [членство в коммунистической партии] было единственной вещью, предлагавшей приемлемое будущее”

Столетие убийственных идей II

Во всем этом революционно-деспотическом настрое  есть нечто инфантильно-детское, основанное на упрощенном подходе: “Если бы я был король”, как будто достаточно людей с благими намерениями у власти, чтобы все решить простым декретом