Не читайте по утрам французских газет IX

“Правительство Жоспена передало неписанные инструкции полицейскому департаменту коммуникаций. С тем, чтобы “не бесчестить иммигрантов, нас попросили не упоминать личные имена в пресс-релизах”, рассказал офицер пресс-департамента”

На смерть русского тролля

Все эти люди, раздувавшие  пузырь страшных сказок о русских троллях и хакерах в последние два года своей перманентной истерикой разожгли костер куда более серьезной угрозы.

Не читайте по утрам французских газет VIII


Спектроскопия криминалитета II
Если вы не дальтоник, и по какой-то случайности оказались на полицейской станции, в суде или тюрьме, вы не можете игнорировать того факта, что эти заведения наполнены не коренными жителями Ардеша, Корреза или Вандеи. Если уж на то пошло, там нет и Рома и цыган. Но чтобы построить на этом какую-то теорию недостаточно лишь “впечатлений”. Мы видим, что даже самые благодушные и не возбуждающие подозрений анти-расисты способны испортиться. Объективный и пытливый исследователь должен пойти дальше впечатлений и табу, потому что и понятие община выходит за рамки чисто административного определения “национальность”.

Оскорбительный контент

Google Israel запретил публикацию в youtube  рекламных роликов издательского дома Села Меир в связи с выходом книг профессора Джордана Питерсона “12 правил жизни” и Дугласа Мюррея “Странная смерть Европы”. Рекламные ролики книг, с титрами на иврите были отмечены Google как  תוכן פוגעני (опасный/непристойный контент).

Культ постмодернизма – диагноз и лечение III


(Лечение) Последний плевок на могилу марксизма

Современный дискурс основывается на предположении о том, что не существует никаких связей между биологическим сексом и гендерной идентификацией, гендерным самовыражением и сексуальной тягой. Они взорвали структуру, разрушили аргумент который позволял им бороться за права меньшинств. Если бы я был ненавистным правым радикалом и анти-геем, я мог бы сказать: Ах, ОК, это просто нечто, что вы просто знали, выучили, как насчет того, чтобы теперь это забыть? Это просто – ваш каприз, так почему же я должен с этим носиться? И это теперь реально записано в чертовом законодательстве!

Культ постмодернизма – диагноз и лечение II


(Лечение) Последний плевок на могилу марксизма

Существует бесконечное количество путей категоризации любого данного индивидуума. Каким образом вы, черт возьми, вычислите, к какой группе они принадлежат? И это реально главная проблема. Если вы на ⅛ черный, что это с вами делает? Кто вы такой? Вы черный? Вы белый? Вы угнетатель или угнетаемый? Вы… давайте посмотрим, вы наполовину угнетены по сравнению с тем, кто черный на ¼? Это так работает, арифметически?

Культ постмодернизма – диагноз и лечение


(Диагноз) Последний плевок на могилу марксизма
Тот факт, что постмодернисты имеют наглость также быть и марксистами я нахожу, не столько интеллектуально предосудительным, сколько морально отвратительным.
Я намерен поговорить с вами о том, почему постмодернизм ошибается, и я под этим имею в виду, то, в чем он не прав технически.

Не читайте по утрам французских газет VII


Спектроскопия криминалитета I
(2013)Есть все основания предполагать, что ситуация только ухудшится в ближайшие годы. Несмотря на это, террористические акты редки. Главная проблема терроризма в том, что он, по сути дела, представляет собой новый бандитизм: поскольку он дает новое оправдание насилию, любой может встать под его флаги. Дело Мера очень показательно в этом отношении: в нем есть все для мелкого бесполезного городского ублюдка, стремящегося легитимизировать свое существование. Каждый каид (мелкий гангстерский босс в банлье) – одновременно и бандит, и потенциальный террорист.

Эффект Мухаммеда Мера

Собачьи квиры коллапса гуманитарных наук


Академический журнал о женщинах и социальной работе Affilia принял к публикации, также после рецензий специалистов, научный труд “Наша Борьба  – Моя Борьба: Солидарный Феминизм в качестве Интерсекционного Ответа Неолиберальному и Альтернативному Феминизму”.  Вторая часть научного труда – переписанная часть из Mein Kampf. Вместо слова “евреи” в “исследовании” проставлено слово “мужчины”. Affilia отказывается от комментариев.

Не читайте по утрам французских газет VI

Где проходит граница между “бандитами” и “детьми”, этой самой “молодежью”, Все изменяется в тот день, когда они перестают бросать злобные взгляды, зажимать по углам, а начинают кидать камни? И что в этом случае делать? Вызывать полицию? Она приедет на шести машинах – и не арестуют никого, потому что никому не хочется, чтобы вспыхнули сразу несколько кварталов из-за того, что пару молодых ублюдков отправят изучать основы гражданства. Поставить их на место? Поставить их на место со всеми их хамулами, кланами и племенами? Нет, единственная возможность выжить для тех, кто не сбегает – заткнуться, или самому превратится в ублюдка. И пусть те, кто сбежал, не думают что они спаслись. Премьер-министр пообещал увеличить на 25% объем социального жилья – и его будут строить повсюду. Вы полагаете, что ваш город может от этого пострадать? Все как раз наоборот. И если вы живете плохо – это ваша проблема. Может быть, вас недостаточно перевоспитали. Может быть, вы повсюду видите только зло.  Или может быть вы – расист. И тогда вы вообще должны быть счастливы, что еще живы. Так на что вы теперь жалуетесь? Ваше плохое настроение играет на руку Национальному Фронту.

Не читайте по утрам французских газет IV


Моральность против реальности IV
Анри Берно писал: “Журнализм – это такая работа, на которой вы тратите полжизни на то, чтобы говорить о том, о чем не имеете ни малейшего представления, и вторую половину – на то, чтобы замолчать все, что вы знаете”.

Не читайте по утрам французских газет III


Моральность против реальности III
Такая мавзолейная газета, как l’Humanité – бездонная прорва, в которую ежегодно бросается несколько миллионов евро, предположительно потому, что она является “частью нашего коллективного наследства”. Деньги, поддерживающие на плаву эту газету – деньги налогоплательщиков. Может быть, люди вообще не хотят больше газет – но деньги с них возьмут при любом раскладе. Все это создает впечатление того, что свободная пресса все еще существует , хотя перед нами – не более, чем театр, иллюзия сбалансированной выборки специалистов медиа, деонтологической, употребленной и тем самым одобренной – гарантии того, что наша демократия функционирует превосходно.