Секс и Цитадель: III. Юсуф аль-Кардауи, ислам и оральный секс

кардауи и известный швейцарский прогрессивный мыслитель тарик рамадан

Published on: Jun 3, 2013
“Женатой паре дозволено наслаждаться друг другом как угодно, если это не противоречит нормам учения ислама и общественной морали. Оральные ласки рассматриваются правоверными в качестве практики, вызывающей отвращение, но если цель только в целовании (без постоянного потворства этому желанию) то это не грех. Люди высоких моральных норм, однако, от этого воздерживаются, дабы не имитировать немусульман”.

Секс и Цитадель: II. Цена суррогатной девственности


Published on: May 8, 2013
По всему арабскому миру женская девственность – определяемая нетронутостью девственной плевы – остается важнейшим фактором, определяющим жизнь женщины. Насколько важным, демонстрируют яростные дебаты в египетском парламенте в 2009 году. Дебаты были посвящены “искусственной плеве” – импортируемой, как и все остальное, из Китая. Речь идет о незатейливом изобретении – небольшом пластиковом мешочке, наполненном жидкостью красного цвета. Его задача – симулировать сопротивление, и кровотечение, в необходимый момент жизни невесты.

Секс и Цитадель: I. Свадьба по-эмиратски

Published on: May 1, 2013
Cекс – это тот клин, который вбит между видимостью и реальностью: коллективное нежелание смириться с любым поведением, недотягивающим до брачной сделки – сопротивление, поддерживаемое религиозной интерпретацией и общественным договором.

Биологическая экономика элит: На пике германской шизофрении

Немец может вздохнуть с облегчением: угроза инцеста снята, и пенсии гарантированы.

Радикальный инвайронментализм и атака против рассудка II

“Pfui Deifel!”, 1909.

Стоит отметить, что это историческое видение дополнено важным отличием в понимании мировой географии. Это фатальное путешествие было инициировано  только в одной маленькой части мира, и она называется Запад. Все ключевые идеологические ошибки случились в рамках безнадежно ущербной западной философии. Инструментальная рациональность, аморальный объективизм, свободная от ценностей наука, и, самое главное – распространяющая смерть технология, ненасытный деструктивный экономический рост – все это считается уникальными характеристиками Запада. Весь остальной мир рисуется в качестве пребывавшего в состоянии экологической благодати, из который он был вырван после навязывания империализма и рекламы, благодаря интернационализации местных элит. В риторике радикальной экофилософии Запад отождествляется с современностью, единственной причиной уничтожения природной среды.

Дни социального государства сочтены II


Защитники социального государства будут говорить, что “солидарность” и “социальная справедливость” не могут появится по другому. Но под угрозой применения силы речь уже не идет о солидарности. “Социальная справедливость” – нечто, не поддающееся определению и целиком зависит от точки зрения того или иного человека. Что определяет одного человека в качестве имеющего право жить за счет других и кто судья , который это определяет?

Оруэлл на стероидах. Глобальный мигрантский пакт ООН II

Помощь приезжающим

Границы между государствами могут теоретически существовать, но ООН – состоящая из правительств практически всех государств – много и тяжело работает на то, чтобы они исчезли на практике.

Дни социального государства сочтены I


Финансовые проблемы – наименьшее зло, приносимое социальным государством. Куда страшнее человеческая катастрофа, порождаемая им, которая в конечном счете, ведет к утрате цивилизованного поведения. Там, где никого не учили заботиться о самих себе, но вместо этого все привыкли требовать помощи от государства, люди ждут, что все их потери и расходы будут покрыты, не думая об источниках финансирования. Большинство населения не в состоянии распознать  проблему миграции представителей враждебных культур в качестве экзистенциальной угрозы, и частично это объясняется утратой способности реалистичной оценки причинно-следственных связей, утерянных вследствие всестороннего развития социального государства.

Оруэлл на стероидах. Глобальный мигрантский пакт ООН

Помощь приезжающим

Границы между государствами могут теоретически существовать, но ООН – состоящая из правительств практически всех государств – много и тяжело работает на то, чтобы они исчезли на практике.

Не читайте по утрам французских газет VIII


Спектроскопия криминалитета II
Если вы не дальтоник, и по какой-то случайности оказались на полицейской станции, в суде или тюрьме, вы не можете игнорировать того факта, что эти заведения наполнены не коренными жителями Ардеша, Корреза или Вандеи. Если уж на то пошло, там нет и Рома и цыган. Но чтобы построить на этом какую-то теорию недостаточно лишь “впечатлений”. Мы видим, что даже самые благодушные и не возбуждающие подозрений анти-расисты способны испортиться. Объективный и пытливый исследователь должен пойти дальше впечатлений и табу, потому что и понятие община выходит за рамки чисто административного определения “национальность”.

Нью-йоркские ведьмы прокляли судью Кавана

Часть прогрессивной нью-йоркской общественности, не согласившейся с оправданием судьи Бреда Кавано и назначением его в Верховный Суд, решила прибегнуть к последнему оружию оскорбленных женщин- ведовству. 29-летняя бородатая ведьма Дакота Брачиалле возглавила церемонию, в ходе которой Кавана подвергся массовому проклятию. 60 человек заплатили по 10 долларов за право участия в ритуале в ходе которого нашлось применение земле с кладбища и гвоздям из гробов. Выручка от мероприятия пошла “на защиту общин LGBT”.

Оскорбительный контент

Google Israel запретил публикацию в youtube  рекламных роликов издательского дома Села Меир в связи с выходом книг профессора Джордана Питерсона “12 правил жизни” и Дугласа Мюррея “Странная смерть Европы”. Рекламные ролики книг, с титрами на иврите были отмечены Google как  תוכן פוגעני (опасный/непристойный контент).

Культ постмодернизма – диагноз и лечение III


(Лечение) Последний плевок на могилу марксизма

Современный дискурс основывается на предположении о том, что не существует никаких связей между биологическим сексом и гендерной идентификацией, гендерным самовыражением и сексуальной тягой. Они взорвали структуру, разрушили аргумент который позволял им бороться за права меньшинств. Если бы я был ненавистным правым радикалом и анти-геем, я мог бы сказать: Ах, ОК, это просто нечто, что вы просто знали, выучили, как насчет того, чтобы теперь это забыть? Это просто – ваш каприз, так почему же я должен с этим носиться? И это теперь реально записано в чертовом законодательстве!