Палестинская гордость

Арабские социальные сети развернули кампанию “Ярость аль-Аксы”. Одной из центральных тем является прославление маньяка, зарезавшего трех израильтян минувшей ночью в Халамиш.

Шоссе Багдад-Амман передадут в концессию Blackwater


Проект строительства скоростного шоссе Багдад-Амман пробивает лично премьер-министр Хайдер аль-Абади, и подобный поворот совершенно не по душе шиитским политикам, проводящим линию Ирана.

Пятничная молитва

Три арабских террориста атаковали в одной из главных мусульманских святынь – на Храмовой Горе в Иерусалиме.

Военно-феодальный режим


Использование НСО режимом превышает военную необходимость. Они служат средством мобилизации населения для обеспечения лояльности и поддержки в уязвимых общинах, охваченных конкурирующими оппозиционными течениями. НСО представляют собой средство, с помощью которого режим может проецировать свое влияние на те области, где его присутствие и легитимность были подорваны или устранены. В военном плане НСО выступает в качестве межсетевого экрана против территориальных захватов вооруженной оппозиции

Встреча представителя российского командования с Насраллой

Ливанский портал Al-Nasra сообщает о том, что высокопоставленный российский офицер встретился в Бейруте с лидером террористической организации “Хизбалла” шейхом Хасаном Насраллой и другими руководителями движения.

Согласно источнику портала, офицер передал Насралле послание российского руководство. В нем выражается надежда на то, что “Хизбалла” ”сыграет решающую роль в войне в Сирии и в регионе в ближайшем будущем”.

Деэскалация


Сегодня США, Россия и Иордания объявили о соглашении о деэскалации в юго-западной пограничной зоне Сирии. Соглашение должно вступить в силу в воскресенье, 9 июля, и цель соглашения заключается в том, чтобы позволить странам и любым группам, которые они поддерживают в регионе, сосредоточиться на борьбе с Исламским Государством.

Американско-российское заявление о прекращении огня для юго-западной Сирии представляет собой хорошую новость для гражданских, которые совсем недавно были мишенями для бомб режима Асада. Если условия соглашения избавят гражданских лиц от воздушных и артиллерийских атак, это может стать первым шагом на пути к продуктивным мирным переговорам в Женеве. Предыдущие меры по прекращению боевых действий в начале 2016 года не соблюдались – из-за отсутствия механизма принуждения и при повсеместном нарушении режимом Асада, иранскими командирами и Джебхат Нусрой. К этой гремучей смеси в юго-западной Сирии можно добавить присутствие некоторых элементов ИГ.

Готовность и способность Москвы и Вашингтона подавлять нарушителей, вероятно, означают разницу между успехом и неудачей на этот раз. Для Иордании стабилизированная юго-западная Сирия имеет первостепенное значение: последнее, что нужно Хашимитскому королевству, это еще одно цунами беженцев. Для Израиля также важно держать Хизбаллу и ИГ поодаль от Голан.

Если, однако, цель этой договоренности -просто подавление ИГ и других исламистских экстремистов, их присутствие в населенных районах может привести к беспорядочным воздушным и артиллерийским атакам, а возможное их устранение не будет способствовать политической трансформации коррумпированного, некомпетентного и преступного режима, само существование которого подстрекает к экстремизму и терроризму.

В Сирии заключалось много соглашений о прекращении огня, прекращении военных действий, деэскалации и деконфликтных зонах. Все без исключения они не смогли умиротворить крупные регионы страны. Единственными случаями, когда насилие прекратилось, являлись те, в которых режим насильственно подчинил себе оппозиционные районы и эвакуировал их население. Это связано с тем, что не может быть длительных прекращений огня, если они не служат интересам ключевых воюющих сторон, которые к тому же выигрывают войну: в данном случае это Иран и режим Асада.

Согласованное на международном уровне соглашение о деэскалации на юге Сирии требует, чтобы режим и Иран отказались от претензий на полный контроль над критически важными территориями Сирии в близости к столице и границам. Что теоретически возможно, если они столкнутся с убедительной угрозой применения карательных сил международными державами, если они нарушат соглашение. Они не сталкиваются с такими ограничениями. Режим и Иран будут соблюдать соглашения, которые временно соответствуют их целям (например, позволяя им перебрасывать войска на другие фронты), пока они не будут готовы снова сосредоточиться на принуждении оппозиции к сдаче территории.

Даже если Россия будет действовать добросовестно, и действительно верит в то, что режим будет придерживаться соблюдения соглашения, сомневаюсь, что она способна заставить его это сделать. Вооруженных сил США хватило бы для блокирования наступления режима и Ирана. Это, однако, представляется крайне что маловероятным и выставило бы одну из воюющих сторон в качестве полицейской власти на оспариваемой территории. А вот Россия, которой, как сообщается, отводится роль потенциального полицейского, точно соответствует этому описанию.

Frederic C. Hof, Faysal Itani

Expert Commentary: The Ceasefire on Syria’s Southwest Border

Материал подготовлен Николаем

Асабийя и алавитский страх: взгляд Ибн Халдуна //Из архивов PostSkriptum

01
Published on: Sep 20, 2016
10 января 1401 года тунисский ученый Ибн Халдун стоял перед воротами Дамаска вместе с великим монгольским завоевателем, Тамерланом. Эта встреча была важнейшим моментом в жизни Ибн Халдуна, который видел в Тамерлане и его воинах воплощение своей теории подъема и краха династий, основанное на племенной солидарности, или асабийя.

1 2 3 4 5 6 188 189 190