Суррогат пролетариата: нигилисты и исламисты уничтожают цивилизацию


Энгельс описывает опасные изменения в Европе: вместо “позитивной идентичности” происходит “открытое саморазрушение”, подрывающее Запад изнутри. Энгельс жалуется на потерю Европой ценностей, что ведет к “дезориентации, пораженчеству и даже открытой ненависти к самим себе”.

“Запрет на мусульман”: иллюстрации нервного срыва левых

С момента издания указа президента Дональда Трампа о запрете иммиграции и въезда на территории США “граждан определенных мусульманских государств” прошло около 30 часов.

Вне зависимости от отношения к данной инициативе Трампа стоит отметить, что немедленно после издания указа началась масштабная кампания в медиа против него.

Хэштаг #MuslimBan является самым популярным в твиттере, на настоящий момент набрал ~2,83 миллионов твитов. С хэштагом выходит ~ 2 тысяч твитов в минуту. #MuslimBan упоминается более чем в 81% диалогов в твиттере.

Наиболее громкое дело с “запретом на мусульман” связано с задержанием по прибытии в аэропорт Нью-Йорка иракского военного переводчика Хамида Халида Дарвиша. Федеральный судья в Бруклине постановил, что Дарвиша не могут депортировать. Дарвиша представляли два адвоката American Civil Liberties Union (ACLU). ACLU финансируется “Открытым Обществом” Джорджа Сороса, причем в гигантских масштабах. В 2014 году ассоциация получила от Сороса 50 миллионов долларов.

В дискуссиях о Дарвише мало кто упоминает о том, что он ждал визы два года – при администрации Обамы.

Еще меньше люди помнят о том, что Обама , после террористического заговора в Кентукки в 2011 году на шесть месяцев полностью запретил въезд иракских беженцев в США.

Брэндон Фридман, служивший в Ираке с Дарвишем, и ставший его фактическим пресс-представителем, после возвращения из Ирака работал на основанную Соросом ассоциацию противников иракской войны VoteVets. позднее он работал в министерстве жилья и городского планирования при администрации Обамы.

Все СМИ написали, что Дарвиш после освобождения сказал: “Я люблю Америку, я считаю ее величайшей нацией на Земле”. Мало кто показал, что сказал Дарвиш после этого. На вопрос о его отношении к Трампу он ответил: “Он мне нравится.. но я не знаю”.

Также мало кто упоминает тот, факт, что в тексте указа Трампа упомянута только Сирия. Приезд граждан шести других – Сомали, Судана, Ливии, Йемена, Ирака и Ирана был ограничен в рамках Terrorist Travel Prevention Act, принятым в феврале 2015 года и принятым на его основании приказе министерства безопасности, изданным в феврале 2016 года.

В этих условиях понятно то состояние перманентного эмоционального срыва, в котором находятся левые всего мира с момента вступления Трампа в должность.

Наилучшей иллюстрацией стала тирада ведущего журналиста уважаемого германского издания die Zeit Йосефа Йоффе в время обсуждения в эфире телеканала ARD самого насущного вопроса современности – “Что делать с Трампом?” Одна из обеспокоенных зрительниц спросила собравшихся о том, что делать с “катастрофой Трампа”, и каковы перспективы импичмента.

Бывший главный редактор Констанц Штельценмюллер пустилась в длинные рассуждения сутью которых была фраза “мы еще очень, очень далеки от этого”. Йоффе, который, среди прочего является членом Гуверовского института в Стэндфордском университете, не выдержал и перебил Штельценмюллер: “Mord im Weißen Haus zum Beispiel” (Убийство в Белом Доме, например).

Ненавистный контент. Федеральный министр юстиции, доносительство, штрафы и стукачи


Компании, зарабатывающие много денег на социальных сетях имеют также и социальные обязательства. Ни одна компания не имеет права предоставлять платформу для совершения преступлений.

Меньше рождаемости – меньше радикализации


Анис Амри был классическим примером экономического беженца. Он вышел из региона в котором у него не было перспектив экономического процветания и участия в политической жизни. Долговременным решением для подобного рода проблемы является контроль над рождаемостью.

Будущее джихадизма в Европе. Пессимистический сценарий

01

За прошедшие пять лет мы стали свидетелями вспышки нескольких новых конфликтов – в Сирии, Йемене, на Синайском полуострове, в Ливии, Мали и северной Нигерии. Между тем ни один из ранее существовавших конфликтов не был разрешен. Результат – пояс войн и восстаний от Мали до Афганистана, в каждом из которых участвует одна или более исламистских группировок.

Спасение от нацистов

C 15:55

Спустя 48 часов после террористической атаки на Брайтшатплац, которая, несмотря на надежды многих, все же оказалась не ДТП, состоялась демонстрация. Каковы были причины этого собрания на месте, где были раздавлены 12 человек?

Ожчан Мутлу, депутат Бундестага от Зеленых сказал, нет, проревел это в микрофон: “Мы ставим здесь знак, мы хотим показать, что Берлин, Харденбергплац, Брайтшайдплац и наша страна не будут оставлены нацистам!”

Yе очень понятно, что Мутлу и его товарищи думают о других площадях и скверах – то ли они уже сдали их нацистам, то ли готовятся к последней битве. В любом случае, нацисты так и не появились, но демонстрация против “инструментализации правыми и расистской агитации на месте атаки” состоялась, сообщает нам репортер Tagesschau.

Речь не идет о жертвах атаки – некоторых до сих пор не смогли идентифицировать, ни о террористе, который на момент демонстрации еще был в бегах, речь идет о чем-то куда более важном: Берлин нельзя оставить нацистам! Сопротивление сейчас!

К этой задаче депутат Мутлу уже немножко подготовился минувшим летом. Он отказался от отпуска на родине – в Турции. Он также деактивировал свой аккаунт в facebook – из-за обрушившегося на него потока угроз, ругательств и проклятий. Но не нацисты охотились на депутата, а его собственные соплеменники.

Дабы не провоцировать их дальше, Мутлу не явился в Бундестаг на голосование по признанию армянского геноцида. Он сказал, что если бы присутствовал на заседании “он конечно же, проголосовал бы “За”. Но ему было необходимо сделать важное заявление на саммите , посвященном математике, компьютерам, естествознанию и технологии. Это, и борьба с нацизмом – куда важнее какого-то забытого геноцида.

Мягкая сила Берлина хорошо, ядерная дубина Лондона – куда лучше

01
Варшава понимает, что ничего не выиграет от участия в инициированных немцами и удушающими Brexit торговых контрактах. Лидеры бизнеса видят, что члены ЕС не в состоянии покарать Британию

1 2 3 4 14 15 16