Алавиты прячутся, алавитки носят черное

Тартус. Когда восстание Сирии началось шесть лет назад, а молодые люди во всем мире и в стране призывали к свержению режима, тысячи лоялистов шли по улицам Тартуса в поддержку президента Башара Асада.
«Асад! Или мы сжигаем страну», – скандировали сторонники режима.

Асабийя и алавитский страх: взгляд Ибн Халдуна //Из архивов PostSkriptum

01
Published on: Sep 20, 2016
10 января 1401 года тунисский ученый Ибн Халдун стоял перед воротами Дамаска вместе с великим монгольским завоевателем, Тамерланом. Эта встреча была важнейшим моментом в жизни Ибн Халдуна, который видел в Тамерлане и его воинах воплощение своей теории подъема и краха династий, основанное на племенной солидарности, или асабийя.

Истоки и природа “алавитского заговора” //Из архивов PostSkriptum

01
Published on: Jan 8, 2012
На протяжении многих столетий алавиты были самым слабым, самым бедным, самым ненавидимым меньшинством на территории Сирии. Несмотря на это, во второй половине 20-го века им удалось превратить себя в правящую элиту Дамаска. Алавиты разбогатели, доминируют в правительстве, занимают ключевые посты, получают непропорционально большую долю образовательных ресурсов. Как произошло такое драматическое изменение?   Традиционные враги алавитов, сунниты и люди, несимпатизирующие Асадам, создали сложную теорию конспирации, осуществление целей которой заняло чуть ли не все столетие. Согласно этой теории алавиты, после казни Муршида, “жаждали мести”. Их стратегией стало создание тайных ячеек в армии и в партии БААС.

Как Иран рекрутирует афганских беженцев воевать за Асада


Война и бедность раскидали афганцев по всему миру как осколки шрапнели. Миллионы афганцев выросли в лагерях беженцев в Пакистане и Иране или в качестве рабочих в странах Персидского залива. Миграция продолжается до сих пор. Последние несколько лет расширили летальную географию афганской диаспоры за счет поля битвы в Сирии.

Катар и саудовская гегемония в Заливе: история ссоры “арабских братьев” I

Всегда существует соблазн отвергнуть продолжающуюся эскалацию кризиса в Заливе как нечто, что мало отличается от вздорной перебранки принцев- соседей. Следуя подобной соблазнительной логике можно предположить, что победа любого из протагонистов станет оптимальным исходом. Но этот диспут отражает более глубокую динамику арабской и региональной политики и нарастающую турбулентность реалий Ближнего Востока.

В Мекке взорвался смертник

Саудовские силы безопасности предотвратили атаку против Великой Мечети в Мекке.

Террорист, намеревавшийся подорваться в мечети, был блокирован в жилом доме в квартале Аджияд аль-Масафи. После перестрелки с силами безопасности смертник подорвал себя. Произошло обрушение дома. В результате ранены шесть иностранных рабочих, живших в доме, и пять саудовских солдат.

Ранее в другом квартале Мекки, аль-Асилах, был застрелен террорист.

Одновременно в Эр-Рияде “вскрыта террористическая ячейка”. Сауды не сообщают никаких подробностей о ней.

Молодой король

десять лет назад

Принц Мухаммед бин Салман, назначенный наследником саудовского престола, сосредоточил в своих руках огромные ресурсы и власть, и превратился в фактического правителя ваххабитского королевства.

Конец мечети

ISIS Великую Мечеть ан-Нури в Мосуле. В ней Абу Бакр аль-Багдади провозгласил свой “халифат”. Мечеть была построена в 1172-1173 годах Нур ад-Дином аз-Зенги, легендарным победителем крестоносцев. ISIS утверждает, что мечеть уничтожена в результате американской бомбардировки.

Иранская империя на марше


С самого начала целью Ирана было создание шиитской арабской территории, которая физически связала бы Иран с южным Ливаном через Ирак и Сирию. Это потребовало иранского контроля, в основном в прокси-варианте, над тремя столицами: Багдадом, Дамаском и Бейрутом

1 2 3 4 5 30 31 32