Джошуа Лэндис о значении вывода российских войск из Сирии

Жители города Харем празднуют после известия о выводе росийских войск
Жители города Харем празднуют после известия о выводе росийских войск

Канал NPR взял интервью у известного специалиста по Сирии, профессора университета Оклахомы Джошуа Лэндиса.

Главным вопросом было – что стоит за заявлением Владимира Путина о “выводе” российских войск из Сирии.

Лэндис сказал: “ОК, пока это не совсем ясно, но как мне представляется, он отправил три сообщения. В одном он самоутверждается в качестве политика. Он хочет мира. Он готов встретить Америку на полпути. Он также хочет показать России , русскому народу – миссия закончена. Я решителен, Я лидер. Я пришел. Я сделал то что сделал, и теперь настало время уходить. Я не собираюсь застревать в этом кошмаре.

Во-вторых, по существу он стреляет в Асада. Люди Асада еще какую-нибудь неделю назад были очень уверены в себе. Они думали что Россия всегда им будет помогать, что она поможет им завоевать всю Сирию. Теперь им сказано – нет, Россия этого делать не собирается. Россия не бросает Асада – ни в коем случае. Они – и Путин, слишком много в него вложили. Но они намекают Асаду.

И в третьих, это выстрел по американцам. Америка не хочет работать с Путиным и с Асадом. Это то, чего Путин, как мне кажется, хотел добиться в Сирии – начать какой-то вид сотрудничества. Только вчера Путин заявил, что Россия будет работать над тем, чтобы вернуть Ракку. Мне не кажется, что Путин получил ответ от Соединенных Штатов. Соединенные Штаты не хотят работать с ним и с Асадом. И потому он как бы говорит: ОК, мы из этого выходим, а чемодан придется теперь держать вам”.

На вопрос о том, добилась ли Россия поставленных перед собой целей в Сирии, Лэндис отвтетил:

“Она теперь намного сильнее. Россия реально изменила баланс сил. Асад боролся за выживание. Теперь нет – теперь он наступает, а мятежники повергнуты в хаос. воюют друг с другом. В их рядах – реальная депрессия. И да, режим сегодня значительно укрепился.

Теперь, если Россия реально уйдет, все может снова перевернуться. Но у режима много новой техники, новых танков, новой артиллерии, новых навыков. И Россия не уходит. Путин сказал, что база в Латакии и порт в Тартсе продолжат функционировать как раньше, чтобы это не означало. Он изменил баланс сил, но он не намерен бросать Асада.

“Сирийский экспресс”: старые турецкие корабли на службе России

01
“Они стали частью того, что теперь известно под названием “Сирийский Экспресс”. Суда этого типа используются для того, чтобы снабжать российский контингент продуктами, топливом, боеприпасами и для выполнения прочих задач в области логистики”.

Судьба Асада и диспут между Россией и Ираном

01
Комментируя заявление представителя РФ в ООН Виталия Чуркина о “диссонансе усилий России и Асада в Сирии”, источник сказал: “Сотрудничество России и Ирана –нечто куда больше, чем сирийская арена или заявление отдельно взятого представителя Российской Федерации”.

Америке выгодна русско-турецкая война

01
С его величеством Салманом бин Абдуль-Азизом связались и популярно объяснили ему, что США не полезет в сирийский кошмар, и Сирия не станет началом третьей мировой войны – Сирия не дороже Украины – европейской страны , населенной голубоглазыми людьми с совершенно белой кожей.

Милый друг: Маттиас Варниг в империи Владимира Путина

01
В те времена, когда Владимир Путин еще навещал Берлин, он обязательно заходил в ресторан Café des Artistes, в квартале Шонеберг. Вокруг много других кафе и ресторанов, и ветер мягко полощет радужные флаги LGBT.

Оборона Балтики. Альтернативный подход

01
Предварительное развертывание, с политической точки зрения проблемно по трем мотивам: оно потребует мощного финансирования, источников которого нет, оно будет воспринято в качестве эскалации и провокации, и оно создаст преимущество превентивного удара, подставляя силы в потенциально уязвимой зоне.

Бжезински: Тот день, когда Путин захватит Таллин и Ригу

Меня мало волнует ядерный договор. Меня куда больше волнует его неверная интерпретация того, что случилось в последнее время. Давайте вернемся чуть больше, чем на год назад. Мне хотелось бы знать сколько людей в этой комнате, в этом очень важном комитете реально предполагали, что в один день Путин высадит военный персонал в Крыму и захватит полуостров. Я думаю, что если бы кто то сказал, что это то, что Путин намерен сделать – такого человека заклеймили бы как подстрекателя к войне. И он это сделал. И ему это сошло с рук. Я уверен, что он тоже извлекает уроки из этого. И расскажу вам о моем ночном кошмаре. Что в один день – и я в буквальном смысле говорю об одном дне, он захватит Ригу и Таллин, Латвия и Эстония. В один день он их захватит. Нет никакого варианта, что они смогут сопротивляться. И мы, конечно скажем, как это ужасно, как это шокирующе, как это отвратительно – но мы, конечно, ничего не можем поделать. Мы не будем собирать флот в Балтике и потом предпринимать операцию высадки с амфибий, и штормовать побережье, как в Нормандии, ради того, чтобы отбить эти города. Мы должны ответить каким-то иным способом, возможно, более масштабно – и тут раздадутся голоса: но это столкнет нас к ядерной войне! Я считают, что устрашение должно иметь смысловое содержание. У него должны быть зубы. Оно должно создавать ситуацию в которой кто-то, планирующий описанную акцию не будет иметь выбора, и должен будет предполагать, с каким видом сопротивления ему придется столкнуться. И поэтому я рекомендую то, что я рекомендую. Предварительное развертывание сил. Ограниченное, и не провокационное. Американская рота в Эстонии не будет вторгаться в Россию.
И Путин будет это знать. Но он будет знать, что если он вторгнется в Эстонию, он столкнется с какими-то американскими силами. И еще лучше – с какими-нибудь немцами, с какими-нибудь французами, с британцами, конечно. Я думаю, если мы такого наворотим, нам удастся укрепить стабильность – включая ядерную стабильность. И тоже самое применимо к продолжающемуся конфликту в России и Украине. Я не думаю, что Путин планировал вторгнуться во всю Украину – это было бы слишком опасным. И вы просто не можете предсказать, что случится. Но продолжающееся вторжение может повлечь за собой эскалацию – уже повлекло за собой эскалацию. Миимум сотни российских военнослужащих – по одним оценкам НАТО – и тысячи – по другим воюют внутри Украины против признанной страны. Это нечто, что невозможно игнорировать. Итак, экономические санкии – да. В долгосрочной перспективе это создаст другое отношение, озабоченность в российском обществе. Это лишит Путина его народной поддержки, этого экстатического ощущения “мы снова стали сверхдержавой!” Нов краткосрочной перспективе нам следует заняться и его мотивацией. И чтобы это сделать, необходимы определенные шаги – такие, как предоставление оборонительных вооружений Украине. Мы должны в какой-то форме участвовать в этом военном столкновении, в том, чтобы сделать его более дорогим для русских – и, в то же время, показать ему, что мы готовы к соглашению, послать ему сигнал, что мы согласны с тем, что Украина не будет участвовать в НАТО. Это для меня – стратегия, отвечающая на вероятность, о которой вы совершенно верно упомянули.

1 2 3 4 5 6 7 72 73 74