Оскорбительный контент

Google Israel запретил публикацию в youtube  рекламных роликов издательского дома Села Меир в связи с выходом книг профессора Джордана Питерсона “12 правил жизни” и Дугласа Мюррея “Странная смерть Европы”. Рекламные ролики книг, с титрами на иврите были отмечены Google как  תוכן פוגעני (опасный/непристойный контент).

Культ постмодернизма – диагноз и лечение III


(Лечение) Последний плевок на могилу марксизма

Современный дискурс основывается на предположении о том, что не существует никаких связей между биологическим сексом и гендерной идентификацией, гендерным самовыражением и сексуальной тягой. Они взорвали структуру, разрушили аргумент который позволял им бороться за права меньшинств. Если бы я был ненавистным правым радикалом и анти-геем, я мог бы сказать: Ах, ОК, это просто нечто, что вы просто знали, выучили, как насчет того, чтобы теперь это забыть? Это просто – ваш каприз, так почему же я должен с этим носиться? И это теперь реально записано в чертовом законодательстве!

Культ постмодернизма – диагноз и лечение II


(Лечение) Последний плевок на могилу марксизма

Существует бесконечное количество путей категоризации любого данного индивидуума. Каким образом вы, черт возьми, вычислите, к какой группе они принадлежат? И это реально главная проблема. Если вы на ⅛ черный, что это с вами делает? Кто вы такой? Вы черный? Вы белый? Вы угнетатель или угнетаемый? Вы… давайте посмотрим, вы наполовину угнетены по сравнению с тем, кто черный на ¼? Это так работает, арифметически?

Культ постмодернизма – диагноз и лечение


(Диагноз) Последний плевок на могилу марксизма
Тот факт, что постмодернисты имеют наглость также быть и марксистами я нахожу, не столько интеллектуально предосудительным, сколько морально отвратительным.
Я намерен поговорить с вами о том, почему постмодернизм ошибается, и я под этим имею в виду, то, в чем он не прав технически.

Не читайте по утрам французских газет VII


Спектроскопия криминалитета I
(2013)Есть все основания предполагать, что ситуация только ухудшится в ближайшие годы. Несмотря на это, террористические акты редки. Главная проблема терроризма в том, что он, по сути дела, представляет собой новый бандитизм: поскольку он дает новое оправдание насилию, любой может встать под его флаги. Дело Мера очень показательно в этом отношении: в нем есть все для мелкого бесполезного городского ублюдка, стремящегося легитимизировать свое существование. Каждый каид (мелкий гангстерский босс в банлье) – одновременно и бандит, и потенциальный террорист.

Эффект Мухаммеда Мера

Собачьи квиры коллапса гуманитарных наук


Академический журнал о женщинах и социальной работе Affilia принял к публикации, также после рецензий специалистов, научный труд “Наша Борьба  – Моя Борьба: Солидарный Феминизм в качестве Интерсекционного Ответа Неолиберальному и Альтернативному Феминизму”.  Вторая часть научного труда – переписанная часть из Mein Kampf. Вместо слова “евреи” в “исследовании” проставлено слово “мужчины”. Affilia отказывается от комментариев.

Не читайте по утрам французских газет VI

Где проходит граница между “бандитами” и “детьми”, этой самой “молодежью”, Все изменяется в тот день, когда они перестают бросать злобные взгляды, зажимать по углам, а начинают кидать камни? И что в этом случае делать? Вызывать полицию? Она приедет на шести машинах – и не арестуют никого, потому что никому не хочется, чтобы вспыхнули сразу несколько кварталов из-за того, что пару молодых ублюдков отправят изучать основы гражданства. Поставить их на место? Поставить их на место со всеми их хамулами, кланами и племенами? Нет, единственная возможность выжить для тех, кто не сбегает – заткнуться, или самому превратится в ублюдка. И пусть те, кто сбежал, не думают что они спаслись. Премьер-министр пообещал увеличить на 25% объем социального жилья – и его будут строить повсюду. Вы полагаете, что ваш город может от этого пострадать? Все как раз наоборот. И если вы живете плохо – это ваша проблема. Может быть, вас недостаточно перевоспитали. Может быть, вы повсюду видите только зло.  Или может быть вы – расист. И тогда вы вообще должны быть счастливы, что еще живы. Так на что вы теперь жалуетесь? Ваше плохое настроение играет на руку Национальному Фронту.

Не читайте по утрам французских газет IV


Моральность против реальности IV
Анри Берно писал: “Журнализм – это такая работа, на которой вы тратите полжизни на то, чтобы говорить о том, о чем не имеете ни малейшего представления, и вторую половину – на то, чтобы замолчать все, что вы знаете”.

Не читайте по утрам французских газет III


Моральность против реальности III
Такая мавзолейная газета, как l’Humanité – бездонная прорва, в которую ежегодно бросается несколько миллионов евро, предположительно потому, что она является “частью нашего коллективного наследства”. Деньги, поддерживающие на плаву эту газету – деньги налогоплательщиков. Может быть, люди вообще не хотят больше газет – но деньги с них возьмут при любом раскладе. Все это создает впечатление того, что свободная пресса все еще существует , хотя перед нами – не более, чем театр, иллюзия сбалансированной выборки специалистов медиа, деонтологической, употребленной и тем самым одобренной – гарантии того, что наша демократия функционирует превосходно.

Не читайте по утрам французских газет II


Моральность против реальности II
Безопасности более не существует. Телевидение, от которого многие из нас зависели клинически, работает как наркотик, действующий в обход нашей мобильности,и, в конечном счете, уничтожающая ее. Возможность массовых продаж очень доступных продуктов (взрывное развитие сферы обслуживания, массовая дистрибуция, он-лайн продажи) одновременно характеризует мимолетность нашей эпохи (воображаемая необходимость, короткий цикл жизни продуктов). Изобилие превращается в отраву. Удовольствие получается немедленно, желание остается неудовлетворенным – и перманентным.

Не читайте по утрам французских газет I


Моральность против реальности
Никакие планы социального смешивания, социального жилья, урбанистической реновации не предотвратят общины от объединения. Мы можем наблюдать это по всему миру, в любых условиях.  Индивидуум не существует вне группы. Он может расстаться с ней только при применении насилия. Люди не заморожены и не прикованы к своему окружению, которое предположительно несет ответственность за их разложение. Внимательный наблюдатель может заметить, что вокруг предместий не стоят наблюдательные вышки и часовые не стреляют в спины беглецам.

Хулиганы Адольфа Гитлера


А что, вы их не насиловали, не грабили, не убивали, вы их не презираете? Вы говорите: Иншаллах, пронесет и на этот раз. Нет, клянусь Аллахом, Иншаллах, Владыка Миров доставит все сирийцев обратно – на тех самых лодках, на которых они приплыли с другим варварами в Европу, все 1 450 000

Пресса в “коричневом болоте” Хемница


Моя жена и моя невестка недавно пошли в город. Прямо на глазах у ментов хорошо одетые арабские молодые люди с модными прическами , с смартфонами начали к ним приставать: Хочешь трахнуться? Трахнемся? И я спрашиваю себя – это что, нормально? Если бы я такое сделал четыре года назад – меня сразу бы свинтили, и я бы сидел за решеткой, как сексуальный преступник!

Почему ты от этого отмахиваешься? Это – правда! Почему ты отмахиваешься? Тебе плевать на это?

Конец эпохи Голубой Церкви II


Жизнь в Голубой Церкви

Если идти еще глубже, следует отметить, что на контрольные структуры Голубой Церкви влияют три свойства человеческих существ:

Мы – стадные животные, постоянно занятые тем, чтобы достигнуть более высокого статуса в стаде.

Нам реально трудно делать различие между понятиями “привлекать внимание” и “заслуживать внимания”.

Мы учимся, главным образом, делая и подражая (но не думая).

Конец эпохи Голубой Церкви I


Голубая Церковь – это нарратив/структура идеологического контроля которая является естественными результатом развития масс-медиа. Эта функция  скорее развивалась ( а не была намеренно сконструирована. В последние сто лет она оказалась глубоко связана с Демократической партией и поверхностно связана с Deep State – для формирования эффективной политической и доминирующей культурной силы в Соединенных Штатах.

Первая палестинка и мусульманка в американском Конгрессе

Канал Al-Jazeera сообщает, что “дочь Иерусалима” Рашида Талиб станет первой палестинкой и мусульманкой в американском Конгрессе, после того как победила на праймериз в партии.

Все против всех: Хаос в ЦАР

Убийство российских журналистов Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко пробудил интерес к происходящему в Центрально-Африканской Республике, к конфликту который с уверенностью можно отнести к категории неизвестных и забытых.

Сегодня страна, в принципе, разделена между христианским и мусульманским населением. “Христианские милиции” Анти-балака (Анти-мачете) доминируют на юге и западе страны, в то время как мусульманские милиции Селека, вместе с племенами Фулани, контролируют север и восток.

“Христианами” Анти-балака можно именовать лишь номинально. Они носят на шее джуджу (оккультный амулет), они убивают своих врагов дубинами, ножами и мачете. Их цель – очистить юг от мусульман. Они без всяких колебаний угрожают сжигать церкви и пасторов, укрывающих мусульман.

Правительство президента Фаустина-Арханджа Туадера контролируем мало чего за пределами столицы, Банги. Война идет в основном между и внутри милиций – за контроль над землей и ресурсами.

В то время как де-факто раздел страны на христианский юг и мусульманский север привел к некоторому снижению уровня насилия на национальном уровне, он был заменен внутри-мусульманским конфликтом. Когда мусульманские милиции Селека распались в 2014, на их месте лидеры, Мишель Джотодиа и Нуреддин Адам создали Народный Фронт Возрождения Центрально-Африканской Республики (Front Populaire pour la Renaissance de la Centrafrique,FPRC). Его целью является независимость мусульманского севера. Эту идею, однако, отвергают их союзники, движение племен Фулани Союз За Мир в Центрально-Африканской Республике (l’Union pour la Paix en Centrafrique, or UPC).

Это привело к вспышке “братоубийственной войны” в префектурах Уака и Отте-Котто между членами FPRC и UPC. Поскольку UPC фактически – этническая милиция скотоводов Фулани, а в FPRC доминируют земледельческие племена Гула и Рунга, конфликт между ними приобрел этнический характер. Целью боевиков и той и другой милиции являются поддерживающие их врагов гражданские.

Между тем на юге Анти-балака больше не заняты войной по защите христиан от мусульман или даже местью Селека за совершенные ими злодеяния. Вместо этого главная задача Анти-балака теперь – зачистка юга от мусульман. В связи с этим они угрожают всем, кто пытается защитить гражданских – в первую очередь, миротворцам ООН и церквям.

В некоторых случаях Анти-балака вступает в союз с для атак против Фулани, атакуя источники воды, дороги и алмазные шахты. Из-за того, что Анти-балака теперь атакует Фулани, милиция Фулани, UPC атакует христиан.

На западе страны движение Return, Reclamation, Rehabilitation (3R) во главе с Сидки Аббасом воюет против Анти-балака. 3R состоит, главным образом из мусульманских кочевников. Движение вынудило к бегству более 30 тысяч человек в Ухам Пенде.

Патриотическое Движение Центрально-Африканской Республики (MPC) было основано Махметом Ал-Хатимом в ноябре 2016 года, когда и Анти-балака объединились для того, чтобы выдавить UPC из Бамбари. Несмотря на то, что действительно были вынуждены покинуть регион, столкновения с ними продолжаются – в Брио, Алиндао и Бангассу. Можно предположить, что в тот момент, когда будет побежден, Анти-балака и возобновят войну друг с другом.

Господня Армия Сопротивления (Lord’s Resistance Army) Джозефа Кони по-прежнему активна на юго-востоке страны. ООН рассчитывали разгромить Кони с помощью армии Уганды и американских сил. Эти попытки ныне оставлены и LRA продолжает грабить, похищать и убивать и в ЦАР, и в Конго.

Решение России поставлять правительству в Банги оружие и экспертов вызвало ожидаемую контр-реакцию – Судан, находящийся в процессе “демобилизации” и “разоружения” теперь продает излишки оружия бывшим членам милиций Селека.

Не имеющая выхода к морю, ЦАР является одной из самых бедных и неразвитых стран мира – несмотря на богатые полезные ископаемые – уран, алмазы, золото, а также плантации хлопка и кофе.

76% населения страны – “христиане” (или анимисты с “христианским культурным наследием) и 13,8% – мусульмане.

Большинство мусульман, говорящих на арабском, сосредоточены на крайнем севере, в префектуре Вакага, граничащей с Чадом и Суданом.. В то же время, многие мусульмане Фулани мигрировали на юг. Они кочуют вместе со своими стадами по сельскохозяйственным угодьям южан, что неизбежно ведет к конфликту. Часть Фулани, однако, осела в городах, где мусульманская община теперь доминирует в торговле.

Активное миссионерство Судана и Саудовской Аравии, денежные фонды, предоставляемые арабскими нефтяными баронами привели к созданию мощной религиозной и образовательной мусульманской инфраструктуры на юге, и к тому, что количество мусульман в ЦАР растет в два раза быстрее, чем количество христиан. И речь идет, конечно же, о фундаменталистском, ваххабистком тренде в исламе.

На этом фоне несколько мятежных мусульманских групп , недовольных правительством президента Франсуа Бозизе сформировали альянс большей частью иностранных (суданских и чадских) милиций в декабре 202 года. Союз получил название Селека (Альянс) и в марте 2013 сверг президента Бозизе.

К этому следует прибавить тот факт, что соседи ЦАР – Южный Судан, Чад, Уганда и Конго также живут в состоянии непрекращающейся нестабильности и кризиса.

Битва Трех Королей


Дорога на эль-Ксар

Увиденное взбесило капитана, и он решил немедленно вернуться на побережье, погрузить своих солдат на испанские корабли и отплыть в Испанию. Королю, однако, удалось отговорить его от этой идеи – несмотря на то, что план выйти сухопутным путем к Ларах был актом абсолютного безумия – с учетом того количества гражданских, которые путались у армии под ногами.