Не читайте по утрам французских газет V


Как нам встретить Новый Год

По нашим подсчетам, сожжены 420 автомобилей, согласно данным, опубликованным в местной прессе 1 января. При этом по некоторым городам статистики нет – например, Марсель не фигурирует в этом списке. Причина – префектура, по своей собственной инициативе, не публикует данных о сожженных автомобилях с 2005 года.  Как правило, правительство сообщает о 300-400 автомобилях сожженных на Новый Год, с тем, чтобы через пару дней прошептать, что сожжено более тысячи. Всего во Франции в год сжигают 40 тысяч автомобилей.

Не читайте по утрам французских газет IV


Моральность против реальности IV
Анри Берно писал: “Журнализм – это такая работа, на которой вы тратите полжизни на то, чтобы говорить о том, о чем не имеете ни малейшего представления, и вторую половину – на то, чтобы замолчать все, что вы знаете”.

Героиновый берег. Очерки политической экономики Восточной Африки II


Героиновая торговля и система криминальной коррупции Кении
Харун Мвау, возможно, является наиболее значительной фигурой, “моделью” для последующих поколений гангстеров, примером того, как следует совмещать теневую экономику, политику и бизнес. Мвау был владельцем акций крупнейшей сети супермаркетов в регионе, Nakumatt. Стоимость его вложений в сеть оценивалась в 10 миллионов долларов. С момента начала наркотического расследования, он акции супермаркета продал. Мвау является владельцем банка Charterhouse. Он возглавлял кенийское управление по борьбе с наркотиками, и выдвигал свою кандидатуру на пост президента страны. Мвау был главным инвестором предвыборной кампании Мваи Кибаки (президент Кении с 2002 по 2013 годы) и был назначен помощником министра транспорта. На этом посту он был ответственным за контейнерные соглашения и за работу Администрации Портов Кении, контролирующей все порты и контейнерные терминалы Кении.

Не читайте по утрам французских газет III


Моральность против реальности III
Такая мавзолейная газета, как l’Humanité – бездонная прорва, в которую ежегодно бросается несколько миллионов евро, предположительно потому, что она является “частью нашего коллективного наследства”. Деньги, поддерживающие на плаву эту газету – деньги налогоплательщиков. Может быть, люди вообще не хотят больше газет – но деньги с них возьмут при любом раскладе. Все это создает впечатление того, что свободная пресса все еще существует , хотя перед нами – не более, чем театр, иллюзия сбалансированной выборки специалистов медиа, деонтологической, употребленной и тем самым одобренной – гарантии того, что наша демократия функционирует превосходно.

Не читайте по утрам французских газет II


Моральность против реальности II
Безопасности более не существует. Телевидение, от которого многие из нас зависели клинически, работает как наркотик, действующий в обход нашей мобильности,и, в конечном счете, уничтожающая ее. Возможность массовых продаж очень доступных продуктов (взрывное развитие сферы обслуживания, массовая дистрибуция, он-лайн продажи) одновременно характеризует мимолетность нашей эпохи (воображаемая необходимость, короткий цикл жизни продуктов). Изобилие превращается в отраву. Удовольствие получается немедленно, желание остается неудовлетворенным – и перманентным.

Не читайте по утрам французских газет I


Моральность против реальности
Никакие планы социального смешивания, социального жилья, урбанистической реновации не предотвратят общины от объединения. Мы можем наблюдать это по всему миру, в любых условиях.  Индивидуум не существует вне группы. Он может расстаться с ней только при применении насилия. Люди не заморожены и не прикованы к своему окружению, которое предположительно несет ответственность за их разложение. Внимательный наблюдатель может заметить, что вокруг предместий не стоят наблюдательные вышки и часовые не стреляют в спины беглецам.

Хулиганы Адольфа Гитлера


А что, вы их не насиловали, не грабили, не убивали, вы их не презираете? Вы говорите: Иншаллах, пронесет и на этот раз. Нет, клянусь Аллахом, Иншаллах, Владыка Миров доставит все сирийцев обратно – на тех самых лодках, на которых они приплыли с другим варварами в Европу, все 1 450 000

Пресса в “коричневом болоте” Хемница


Моя жена и моя невестка недавно пошли в город. Прямо на глазах у ментов хорошо одетые арабские молодые люди с модными прическами , с смартфонами начали к ним приставать: Хочешь трахнуться? Трахнемся? И я спрашиваю себя – это что, нормально? Если бы я такое сделал четыре года назад – меня сразу бы свинтили, и я бы сидел за решеткой, как сексуальный преступник!

Почему ты от этого отмахиваешься? Это – правда! Почему ты отмахиваешься? Тебе плевать на это?

Интервью из запретной зоны


Я слышал ту же историю, что и все остальные – были две женщины, они шли к шоссе. Какие-то арабы, североафриканцы – как всегда, начали к ним приставать. Выкрикивать какие-то сексуальные замечания. Я понятия не имею, было ли это на самом деле – я только могу сказать, что собственными глазами видел тонны таких сцен, неделю за неделей. Эти женщины стали звать на помощь. И к ним прибежал этот человек, который позднее умер. Он житель Хемница. Типичный житель города. У него была часть кубинской крови., часть немецкой. Во времена ГДР тут были кубинцы. И он пришел к этим женщинам на помощь. И началась драка. И тут подбежали еще два жителя Хемница, русские немцы. И их позднее тяжело ранили.

Полигамия к югу от Сахары


Статус женщин в Африке имеет мало общего со статусом арабских женщин. В европейском воображении мужчина с несколькими женами всегда – доминантная фигура. В теории – возможно. Но в реальности полигамные хозяйства сводят в целое базисные единицы – женщин с их детьми. В этой сложной систем мужчина, несомненно, находится в центре, но на практике он лавирует между женами, которым предоставлена большая автономия.

Конец эпохи Голубой Церкви II


Жизнь в Голубой Церкви

Если идти еще глубже, следует отметить, что на контрольные структуры Голубой Церкви влияют три свойства человеческих существ:

Мы – стадные животные, постоянно занятые тем, чтобы достигнуть более высокого статуса в стаде.

Нам реально трудно делать различие между понятиями “привлекать внимание” и “заслуживать внимания”.

Мы учимся, главным образом, делая и подражая (но не думая).