Лица Новой Европы. I KoKo и полковник Шальк-Голодовски //Из архивов PostSkriptum

Published on: Mar 24, 2013
1

В новейшей истории Европы крах коммунизма, символом которого стало падение Берлинской Стены, несомненно, был самым значительным событием. Мир встречал новый, 90-й год в состоянии эйфории и опьянения. Ненавистные ошметки сталинской системы рухнули и провалились в небытие на всем пространстве стран Варшавского Договора. Система перестала существовать – или люди думали, что она перестала существовать. 24 года спустя все более не кажется таким однозначным. Россия, Белоруссия и государства Средней Азии – наглядная демонстрация того, что система не умерла, но видоизменилась, смутировала, приняла новые формы. Это мало кого удивляет на просторах бывшего СССР. Драма объединения Европы, между тем, также породила свою собственную эпоху буйного капитализма – по масштабам эксцессов не уступавшую, а зачастую и превосходившую то, что случилось на постсоветском пространстве. Наиболее впечатляющим примером является процесс “воссоединения Германии”, который правильнее было бы назвать процессом заглатывания Федеративной республикой первого социалистического государства на немецкой земле – при активном содействии административно-шпионской элиты последней. Именно этому процессу, и связанному с ним проникновению российского капитала на Запад будет посвящена серия постов “Лица Новой Европы”.

Коксинель, как оружие массового заражения /Архивы PostSkriptum

11
Часть архивов сайта была утеряна некоторое время назад по вине хостера. Данной публикацией начинается проект по их восстановлению

2.Изнасилованные Даной

История распространения тлетворного сионистского влияния на арабский Восток – блестящий, захватывающий феномен, неосознанный в полной мере. Официально, все арабские страны, а также арабские политические партии, движения и социальные группы Израиль отрицают, проклинают и призывают к его разрушению. В реальности, арабская масса испытывает подсознательное притяжение к запретному плоду – точно также , как советская молодежь с ужасом и удовольствие неодолимо тянулась к забытым ныне хитам западного попа вроде Dschinghis Khan “Moskau”.

Другое 11 сентября: Мальтийский Апокалипсис турок VII //Архивы PostSkriptum

1565f
Из 8 тысяч защитников осталось лишь шесть сотен, способных стоять на ногах. По всей Европе – от Рима до Лондона били колокола. Впервые за сорок лет правления Сулейман был остановлен на Средиземном море. Редут Европы удержался, и спас ее от неминуемого вторжения. Мальта устояла благодаря сочетанию религиозного рвения, железной воли и игры случая. Другое 11 сентября – день турецкого бегства с Мальты стал знаменем и символом христианского сопротивления, демонстрацией того, что напор централизованного, высокоразвитого и целеустремленного исламского экспансионизма можно остановить.

Как умирают цивилизации: Почему исламское чрево перестало рожать// Из архивов Postskriptum

 

Published on: Jun 3, 2012

Современность, модерн, ударили исламский мир, в буквальном смысле слова по самому больному месту – по органу, который, как предполагалось, должен был гарантировать триумф ислама над декадентским Западом: по матке. Подобная неустойчивость, однако, не делает исламские страны менее опасными: как раз наоборот: если Европа обратилась к пацифизму, зная, что она ничего не выиграет от агрессии, Иран становится все более и более воинственным, потому что знает – терять ему нечего.

21 ноября 1979. Израильские парашютисты в Мекке и Медине. I// Из архивов PostSkriptum

Published on: Mar 31, 2012 @

Для того, чтобы понять суть цепной реакции, вызванной захватом людьми Джахаймана Великой Мечети в Мекке, следует вспомнить о ситуации в нескольких ключевых государствах исламского мира.

20 ноября 1979. Восстание в Мекке// Из архивов PostSkriptum

00
Published on: Mar 27, 2012 @
Паломники со всех концов света тащили на себе узлы с пожитками, чемоданы и сумки. Некоторые несли деревянные гробы, надеясь получить от имама мечети последнее, самое важное напутствие для умерших близких. В этот, особенный, день, в некоторых гробах лежали не полуразложившиеся останки, но новенькие автоматы Калашникова и бельгийские автоматические винтовки FN-FAL, магазины и боеприпасы. На входе в мечеть никто никого не проверял. В Мекке находилось около 100 тысяч паломников. С ними смешались боевики группировки Джухаймана, готовые нанести неожиданный и решительный удар. Их точная численность никогда не была установлена, но большинство исследователей сходятся на том, что речь идет о 300-400 хорошо обученных террористах.

Конец Света – 1979. Гримаса саудовского ефрейтора// Из архивов PostSkriptum

1
Published on: Mar 13, 2012 @
Представ перед Махди, Христос его утешит, после чего возрадуется уничтожению христиан и примет на себя верховное командование по уничтожению глобального зла. Злобный колдун Даджаль будет немедленно убит Иисусом – с помощью копья, которое ему любезно предоставят мусульмане. Посланник Диавола после этого растворится, как соль в воде, а евреи будут перебиты – точно также, как христиане до них. Джухайман мечтательно заканчивает сей пассаж: “Ни один из неверных не переживет дыхания Христа”.

Первая всемирная мания: Ода табаку


Published on: Dec 6, 2011
Табак стал первым американским товаром, одновременно распространившимся в Европе, Азии и Африке. В 1607, когда был основан Джеймстаун, табак поработил высшие классы Дели, где, к ужасу придворных, главным курильщиком был могольский император. В 1635 году маньчжурский хан обнаружил, что его солдаты продают собственное оружие в обмен на табак. На другом конце света у властей были также все основания для беспокойства: в 1640 году Ватикан получил жалобы на то, что священники проводят мессу с зажженными сигарами во рту. Разъяренный Папа Урбан VIII и не менее разъяренный маньчжурский хан Хонгтайджи запретили курение – практически одновременно. Русский царь Михаил Федорович попросту велел рубить носы. От Бристоля до Бостона и от Бостона до Пекина люди стали частью международной культуры табака. Виргиния сыграла внешне небольшую, но решающую роль в создании этого первого действительно интернационального феномена – и проклинаемой всеми глобалиизации.

Бернар-Анри Леви. “Как я освобождал Ливию”// Архивы PostSkriptum

00000104319

опубликовано 17 декабря 2011 года

Леви считает, что у Запада и Израиля не было выбора между “дьяволами, которых мы знаем” – Мубараком, Ассадом и Каддафи и пугающей неизвестностью арабской весны: “У нас просто нет выбора. Это не роль демократии в общем и Израиля в частности решать, исчезнет тот или иной диктатор или нет. Это решают народы. Израиль может скорчиться и поддерживать диктатуру, и тем самым связать себя с ее судьбой, или он может высказать общую симпатию к признакам освобождения и демократии Как друг Израиля я сказал бы так: Может быть, все это закончится очень плохо, но мы дали этому шанс, и мы не закрыли у них перед носом дверь. Мы не можем заранее исключить вероятность того, что друзья прав человека не восторжествуют и в арабском мире. Мы должны быть готовы и к лучшему сценарию, и к худшему, но мы не должны потом кусать локти из-за того, что не дали шанса сценарию лучшему”.

1 2 3 4 5 6