Героиновый берег. Очерки политической экономики Восточной Африки II

Харун Мвау, возможно, является наиболее значительной фигурой, “моделью” для последующих поколений гангстеров, примером того, как следует совмещать теневую экономику, политику и бизнес. Мвау был владельцем акций крупнейшей сети супермаркетов в регионе, Nakumatt. Стоимость его вложений в сеть оценивалась в 10 миллионов долларов. С момента начала наркотического расследования, он акции супермаркета продал. Мвау является владельцем банка Charterhouse. Он возглавлял кенийское управление по борьбе с наркотиками, и выдвигал свою кандидатуру на пост президента страны. Мвау был главным инвестором предвыборной кампании Мваи Кибаки (президент Кении с 2002 по 2013 годы) и был назначен помощником министра транспорта. На этом посту он был ответственным за контейнерные соглашения и за работу Администрации Портов Кении, контролирующей все порты и контейнерные терминалы Кении. Он ушел в отставку после того, как началось расследование его связей с наркоторговцами. На протяжении многих лет Мвау управлял контейнерным терминалом в пригороде Найроби на реки Ати, известном как Pepe Container Freight Station.

Это – лишь наиболее заметные государственные деятели и публичные фигуры, замешанные в торговле героином.  Торговля в реальности осуществляется несколькими суахили-арабскими кланами, которые не афишируют свою деятельность У арабских прибрежных сетей – несколько сотен лет дипломатического опыта, и они никогда никому не будут угрожать напрямую, находя пути незаметного влияния и воздействия.

Кенийская наркоторговля характеризуется высокой степенью подвижности. Многие системы рухнули на протяжении последних 15 лет – но вакуум тут же был заполнен другими. Исследователи называют кенийский наркорынок чрезвычайно фрагментированным и отличающимся высокой степенью конкуренции.

Фрагментация рынка облегчает доступ иностранных игроков. Синдикаты кенийцев и иностранцев оперируют, главным образом, в Найроби, но также активны и в Момбасе. Среди иностранных партнеров – граждане ЮАР, Сейшел, Мавритании и пакистанцы, а также наркобароны Уганды, Танзании и западной Африки.

Хорошим примером “борьбы” с подобного рода иностранными сетями является дело Сержа Бристоля с Сейшельских островов. Он, вместе с тремя кенийскими подручными, плыл на яхте вдоль побережья. На яхте было обнаружено восемь килограмм героина. Полиция взорвала и утопила яхту – а вместе с ней и главное доказательство в последовавшей судебной тяжбе.

Два армянина, Артур Маргариян и Артур Саркисьян, вступили в деловой союз с Мэри Вамбуи (любовницей бывшего президента Кибаки). Братья были высланы из Кении в 2006, пробыв в стране считанные месяцы. После их отбытия на вилле, в которой они проживали, обнаружили восемь единиц стрелкового оружия. Оба армянина по прибытии в Кению были назначены заместителями комиссара полиции. И занимались тем, что донимали оппонентов режима Кибаки. Они также летали в качестве “видных кенийских бизнесменов” на президентском самолете в Уганду.