Китайский джинн пролезет в Сирию через Идлиб

Посол Китая в Сирийской Арабской Республике, Ци Цяньцзинь, выразил готовность своей страны принять участие в военной операции по уничтожению последнего гнезда джихадистов на территории Сирии – в Идлибе.

Цянзцзинь заявил в интервью правительственной сирийской газете Al-Watan: “Китайская народная армия сыграла большую роль в сохранении суверенитета, безопасности и стабильности страны. Вместе с этим, она стремится к выполнению миротворческих операций в рамках ООН. Также следует отметить хороший уровень сотрудничества между Китаем и Сирией в войне против террора”.

Китайские уйгуры начали прибывать в Сирию через турецкую границу в 2012 году, сформировав так называемую Хизб Аль-Ислами А-Туркестани. Уйгуры в последние годы воевали под командованием Джабхат ан-Нусра и ISIS. Причиной этому является сходство идеологий – уйгуры долгое время воевали в Афганистане, где также взаимодействовали с Аль-Каидой. Именно ветераны афганской войны первыми прибыли на джихад в Сирию.

Арабские СМИ отмечают нарастающие признаки подготовки сирийской армии к последней решающей схватке с джихадистами в Идлибе – несмотря на то, что именно там, по версии Турции проходят ее “красные линии”.

В последние несколько дней турки предпринимают энергичные действия, направленные на то, чтобы предотвратить сирийскую атаку в Идлибе. Турция объединила всех своих марионеток в Джабхат Аль-Ватани А-Тахрир (Фронт Национального Освобождения) и ведет интенсивные переговоры с Тахрир аш-Шам, пытаясь убедить его руководство в необходимости самороспуска – пока безуспешно.

Целью Хизб Аль-Ислами А-Туркестани, известного в России как Хизб ут-Тахрир, является установление халифата в Синьцзяне. Китай полагает, что в Сирии находится до пяти тысяч китайских боевиков, большая их часть сосредоточена в Джиср аш-Шугур на западе Идлиба.

Этот китайский маневр крайне обеспокоил президента Турции Эрдогана. Он столкнулся с перспективой того, что сверхдержава бросает свою мощь на чашу весов битвы за Идлиб. Это увеличивает вероятность военного столкновения между двумя сторонами. Турецкие власти, хотя и негласно, поддерживают Хизб а-Туркестани. Уйгуры считаются турками, представляющими собой крайнюю восточную часть “турецкого пояса”, на западе достигающего Стамбула, Болгарии, Румынии, Албании, Косова и Крыма.

Следует рассматривать происходящее и в более широком геополитическом контексте. Ближний Восток – новое поле стратегической китайской экспансии. Китайцы финансируют строительство системы газопроводов из Ирана в Пакистан, и являются первыми в списке покупателей иранской нефти (700 тысяч баррелей в день). Новый пакистанский премьер – Омар Хан – главный союзник Китая в регионе. Из ближневосточных стран лишь Кувейт вовремя сориентировался и распознал проникновение Китая в эту часть мира. Кувейт подписал с Китаем семь важных соглашений во время форума арабско-китайского сотрудничества месяц назад в Пекине. Остальные столкнутся с китайским джинном в тот момент, когда он внезапно явится в регион через ворота Идлиба.

По материалам:

Al-Watan

Al-Arabi Al-Jadid