Марокканский джихад и крах португальского колониального проекта в Северной Африке

Другим великим ресурсом Марокко был черный рынок, смутный мир контрабандистов, торговцев оружием, ренегатов-дезертиров, голодных изгнанников и доверенных агентов. Страна производила много того, что шло на экспорт (крупный рогатый скот, сукно, пшеницу и сахар), а также перепродавала богатые продукты транс-сахарской торговли. Некоторые партии товаров прогоняли через контролируемые врагом порты с тем, чтобы законно доставлять их на европейские рынки на португальских кораблях. Но одновременно с этим сосуществовала и торговля через бесчисленные песчаные пляжи и секретные пещеры, оперировавшие без португальских пошлин и надзора португальских губернаторов.

Марокканцы, с своей стороны, с большим энтузиазмом скупали именно те инструменты войны, попадание которых в их руки португальцы не менее страстно стремились предотвратить. И Марокко не было зависимой стороной в этой секретной торговле вооружениями, у страны был один из главных козырей в этой игре. В Марокко – большие залежи сальт-петре ( калийной селитры) – редкого и важного компонента пороха.

Каждая война, осада, летняя кампания, организованная на протяжении 15-16 веков должна была быть предварительно оценена финансовыми властями и оплачена заранее. Каждый военный сезон требовал десятков тонн пороха, запасы которого также необходимо было создать заранее. Самый ранний арабский рецепт изготовления пороха (Шамса эд-Дина Мухаммеда в 1320 году) звучит так:

“Описание смеси, которую забивают в пушку десять частей сальт-петре, две части древесного угля и два с половиной измерения серы. Вы перемалываете это в мельчайший порошок, и заполняете им треть пушки. Не пытайтесь набить туда больше, иначе она взорвется… Утрамбуйте ее хорошенько, и вставьте туда или ядро, или стрелу, подожгите фитиль. Будьте осторожны!”

Древесный уголь доступен по всему миру и месторождения серы довольно равномерно распределены по всему миру в зонах древней вулканической активности, но Марокко сидит на одном из самых чистых месторождений сальт-петре, и на одном из наиболее близких к Западной Европе. Другие большие залежи находятся в Сирии, Ираке и Египте. Это не было секретом, первые упоминания о баруд, как арабы именовали сальт-петре, можно найти в андалузских источниках в 1240 году. Количество сальт-петре, вывозимого из Марокко в этот период было огромным, а изгнание евреев и из Кастилии, и из Португалии помогло развитию этой нелегальной, но жизненно необходимой торговли. Принявшие христианство евреи, оставшиеся в Иберии, продолжали поддерживать связь со своими кузенами и товарищами по бизнесу среди потока из 40 тысяч изгнанников, который обрушился на Марокко между 1480 и 510 годами. Эта торговля не документировалась и осталась таковой навсегда, но торговые еврейские кланы – Рути, Замиро и Бокарро были известны своей способностью оперировать и в Иберии и в Марокко. Они, и такие торговцы-космополиты, как Жозеф Розалес снабжали обе стороны боеприпасами, с помощью которых те воевали друг с другом.