Имперские фантазии ISIS: ядерная бомба для японцев, напалм для вьетнамцев, Холокост для евреев

Из статьи “Мечом”, журнал Dabiq, выпуск 15

Несмотря на ясные требования применять Закон Господа, христиане отбросили все подобные заветы в сторону, и вместо этого следовали папским декретам и проповедям священников – демонстрируя, что их любовь к людям больше, чем любовь, к Создателю человечества. На деле они отбросили в сторону и любовь к Создателю, и вместо нее посвятили себя любви к им созданному, не уделяя внимания словам самого Иисуса: “Ни один слуга не может служить двум господам, ибо либо он будет любить одного и ненавидеть другого, или же он будет полностью посвящен одному, и с отвращением относиться к другому”. Манифестация этого – лицемерие крестоносной публики, которая “религиозно” призывает к миру и любви, и с отвращением относится к Закону Моисееву и Евангелию Христову, поскольку предпочитают им законы демократии и Объединенных Наций.

Ясная различие между мусульманами и коррумпированными и девиантыми евреями и христианами в том, что мусульмане не стыдятся подчиняться правилам, ниспосланным их Владыкой относительно войн и обеспечения исполнения священного закона. И потому если бы мусульмане, а не крестоносцы воевали бы с японцами и с вьетнамцами или вторглись бы в земли коренных американцев, не было бы никаких сожалений об убийствах и порабощении тех, кто находился там. И поскольку муджахеддины, делавшие это, были бы связаны священным законом, они бы сделали это более тщательно, и без всякой “политически корректной” нужды извиняться через много лет после этого. Японцы, например, были бы насильственно обращены в ислам, и им пришлось бы отказаться от своего паганизма. Если бы они продолжили свое упорное сопротивление, то возможно, ядерная бомба помогла бы им изменить свое мнение. Точно также вьетнамцам был бы предложен ислам – или кровати из напалма. Что касается индейцев, то после того, как их мужчины были бы перебиты, мусульмане обратили бы тех их женщин и детей, что выжили в рабов. Детей вырастили бы как образцовых мусульман, а женщин оплодотворили – и они произвели бы новое поколение муджахеддинов. Что касается вероломных евреев Европы и всего мира, тех, что предали свои собственные заветы, то мужчин перерезали бы так, что Холокост показался бы сказкой на ночь, а их женщин заставили бы прислуживать убийцам их мужей и отцов.

Более того, прибыльная и перспективная африканская работорговля была бы продолжена и поддерживала бы сильную экономику. Исламские лидеры не стали бы игнорировать разрешение Аллаха продавать взятых в плен человекообразных язычников, учить их, обращать их в ислам, по мере того, как они работали бы на строительстве прекрасной страны для их хозяев. Конечно к тем из них, что приняли ислам и практиковали религию относились бы очень хорошо, также , как к любым другим мусульманам. Это разительно отличалось бы от Америки, где предположительно “освобожденные” черные рабы ждали равных прав еще более столетия – и их потомки и по сей день живут в разделенной нации.

И все это было бы сделано не из-за расизма, национализма или политической лжи, но ради того, чтобы восторжествовал мир Аллаха. Джихад – окончательная демонстрация любви к своему Создателю – перед лицом звона мечей и свиста пуль на поле брани, стремление перерезать его врагов – которых ненавидишь за то, что Аллах ненавидит их. Религия без такого фундамента есть религия не призывающая своих приверженцев полностью продемонстрировать и утвердить свою любовь к Господу.