Новая Большая Игра: “Аль-Каида” в Сахаре I

Вооруженная Исламская Группа (Groupe Islamique Armée, GIA) была сформирована этими “афганцами” во главе с Мансуром Мелиани летом 1992. Очень скоро она превратилась в самую страшную и мощную террористическую организацию страны. Она поклялась убить всех еретиков и неверующих – и не только государственных чиновников и военных, но также и журналистов, писателей, музыкантов, академиков, комментаторов, оппозиционных политиков и бесчисленных ни в чем не повинных гражданских лиц. В их поляризованном видении мира все население Алжира было виновно в “коллаборационизме” с правительством, и потому превращалось в легитимную цель для пуль и бомб. Выдающиеся, культовые фигуры, вроде певца раи Чеб Хасни и писателя Тахара Джаута были убиты боевиками GIA. Исламский Фронт очень скоро попытался дистанцироваться от GIA, сформировав собственную боевую организацию – Исламскую Армию Спасения (Armée Islamique du Salut – AIS), с тем, чтобы начать “правильный” и “моральный” джихад. GIA начала тратить больше времени и ресурсов на войну с AIS и еще более старой исламистской милицией – Движение Исламская Армия (Movement Islamique Armée – MIA), чем на войну против алжирской армии и полиции. Политическая интрига внутри джихадистского движения стала безумно сложной, и летальной. К концу 1994 GIA командовал кровожадный Джамиль Зитуни, амбицией которого было сменить фокус и перенести войну на почву бывшего ненавистного колониального хозяина – Франции. Он организовал захват лайнера Air France в Алжире на Рождество 1994. Он намеревался протаранить авиалайнером Эйфелеву Башню. Он также послал своих муджахеддинов с бомбами в парижское метро, и они убили много ни в чем не повинных французов. Но страдания чужеземцев не шли ни в какое сравнение с тем, что пришлось пережить Алжиру. После того, как Зитуни был убит отколовшейся группировкой в 1996, его место занял Антар Зубари, человек с еще большей жаждой к невинной крови. Именно ему принадлежит идея о том, что все алжирское население виновно в еретическом поведении – которое демонстрируется его вялостью, его моральной деградацией и его стремлением к демократии. Религиозные указания этому движению давал иорданский проповедник и юрист Абу Катада, базировавшийся в Лондоне. В 1995 он издал фатву, признававшую легальным убийство женщин и детей, в случае, если они перешли из ислама в другую религию – как еретиков. Абу Катада и GIA применяли экстремальную доктрину хариджитов, такфир, согласно которой целые группы мусульманского населения объявлялись неверными, грешниками и еретиками и потому заслуживали смерти. Применение подобных теорий на практике привело к уничтожению 100 000 ни в чем невиновных алжирцев. Наряду с этим, к 1997 GIA начала разваливаться под тяжестью собственной межфракционной борьбы и периодических чисток. Беспредел, в котором оказался Алжир в результате грязной войны 90-х, хорошо задокументирован. К середине десятилетия не только уровень насилия, но сам его масштаб, изобретательность и мерзостность тех, кто его творил, привели к тому, что страна свалилась в пропасть отчаяния. Политика вербовки в GIA была весьма небрежной, и в рядах организации в скором времени оказались не только уголовники и джихадисты-оппортунисты, но и секретные агенты правительства. Появились теории, согласно которым на раннем этапе джихада в GIA проникли офицеры Département du Renseignement et de la Sécurité – DRS (военной разведки). Среди населения бродили слухи, что именно правительство подстрекало к некоторым из самых жутких преступлений, совершенных во имя джихада. Вонь конспирации подтверждалась признаниями агентов DRS, решивших порвать с грязной войной, и бежавших за границу. Их рассказы пролили свет на некоторые темные стороны механики алжирской власти. Обвиняющий перст указывал на главу алжирской секретной службы, генерала Мухаммеда Медиен, по кличке Тевфик. Генерал – одна из наиболее секретных фигур в алжирской военной верхушке, и вместе с генералом Смайном Ламари и были реальной властью в Алжире. Независимо от того, кто на самом деле управлял GIA, к 1997 многие боевики, и некоторые кадры устали и разочаровались в бессмысленной брутальности , с которой их лидеры, в особенности Антар Зубари, продолжали добивать Алжир. Один из лидеров GIA, бывший десантник и командующий восточным сектором GIA, Хассан Хаттаб, он же Абу Хамза, откололся и провозгласил создание новой организации, Салафитской Группы Проповеди и Войны (Groupe Salafist pour le Predication et le Combat – GSPC) в марте 1999. Хаттаб узко определил врагов группы, и ими были исключительно армия и государство. Убийство гражданских было запрещено. Это новое направление привлекло тысячи дезертиров из GIA и AIS. Очень скоро в рядах группы насчитывалось более трех тысяч боевиков, и ее поддерживал сам Усама Бин Ладен. Тактика GIA оказалась экстремальной даже для глобального джихада.   Материалы по теме : “Туареги. неизвестная война Проблемы ре-оккупации северного Мали Президент-затычка, премьер и хунта: Трехголовая змея Мали Жизнь и приключения Мистера Мальборо, Принца Сахары