Новая Большая Игра: “Аль-Каида” в Сахаре I

Введение. История Сахары и Западной Африки вряд ли можно назвать темой, традиционно интересующей широкую публику. События последних лет – гражданская война в Ливии и французская интервенция в Мали, однако, продемонстрировали, что отсутствие интереса не означает отсутствия значения того, что происходит в забытой богом и людьми части Африки для остального мира. Работ, посвященных истории этой части света немного, и написаны они, как правило, профессиональным, трудноперевариваемым языком. Единственным известным, и от того еще более ярким исключением является английский продюсер Энди Морган. Перевод его предыдущего эссе о туарегах Мали можно прочитать здесь. Морган недавно опубликовал часть своей будущей книги о туарегско-берберской группе Tinariwen (Пустыни). Значительная часть книги посвящена неизвестной на Западе новейшей истории Сахары. Следующее – отрывок из будущей книги о Tinariwen и истории южной Сахары. Контекстом является мой визит в Таманрассет в южном Алжире в январе 2010. Там я гостил в доме Эйядо Аг Лече, басиста Tinariwen . Само собой разумеется, что история Аль-Каиды Исламского Магриба (AQIM) с того времени значительно развилась и обросла новыми подробностями, но, в целях нынешней публикации я решил ограничить свой рассказ временными рамками 1990-2007 годов. Я не упоминаю последующие события – такие , как туарегское восстание 2012, альянс туарегского исламистского лидера Ийяда Аг Гали с AQIM, исламистский триумф на севере Мали и драматический захват Бельмухтаром заложников в Ин Аменас в январе 2013. Я когда-нибудь допишу эту историю, а пока лишь надеюсь показать подоплеку того, что стоит за сегодняшними драматическими газетными заголовками. Во дворе дома Эйядо мы говорили о Большой Игре, идущей в Южной Сахаре. Мы задавали все обычные вопросы, в надежде, что Эйядо поможет нам найти ответ на них. Кто именно стоит за “Аль-Каидой Исламского Магриба”? Почему им позволено оперировать в северном Мали? Почему Адаг, родина Tinariwen превратился в логово террористов, где они прячут своих заложников? Участвует ли AQIM в наркоторговле? Есть ли у нее связи с местными туарегами? С местными арабами? Может быть, AQIM – изобретение алжирских секретных служб? Может быть, она в союзе с правительство Мали? Участвует ли президент Мали в наркотраффике? Как может некто посадить Boeing 727 в пустыне, разгрузить десять тонн кокаина в ожидающий караван джипов, сжечь самолет – и все это без вмешательства местных властей? Много вопросов было задано, и все они исчезли, как пыльные вихри в пустыни – как будто наше зрение ограничивалось кончиком собственного носа. Эйядо тоже не знал ответов. Немногие люди знают ответы, и те, кто знают, не позволяют себе беззаботно распустить язык за хорошим обедом. Террористические эмиры, оперативники малийской секретной службы, местные коррумпированные политики, наркобароны Сахары, алжирские генералы, большие шишки в Бамако, лидеры туарегских мятежников в Кидале, торговцы оружием в Таманрассет и Тимбукту, боссы мавританской таможни – никого из них нельзя назвать любителем поболтать, особенно перед западным журналистом, который задает слишком много вопросов.